Даниил Кольцов (watanabe_cdg) wrote,
Даниил Кольцов
watanabe_cdg

«Комба» — это и есть Россия

Дарья ШАНИНА

Апалон (ака Фебъ):
«Комба» — это и есть Россия


Справка:
«Комба БАКХ» — группа, созданная в Костроме в начале двухтысячных годов по инициативе Алексея Логвинова. Название состоит из двух частей: «combo» в переводе с английского означает «комбинация», БАКХ — аббревиатура от прозвищ участников коллектива (Бинпол, Апалон, Квадрафилий, Хлопста). «Комба БАКХ» исполняет хип-хоп, рэп, этно, фолк, хаус, техно, инструментальную музыку и многое другое. На сегодняшний день группа записала 53 альбома (выпуска), 54-й готовится увидеть свет в ближайшее время. Столичные музыкальные критики называют «Комбу» открытием XXI века.


Приближаясь к границе «Комба БАКХ», знаю главное: государство на пересечении хип-хопа и рэпа, этно и фолка, регги и инструментала. Основное население — Бинпола, Апалона (он же Фебъ), Квадрафилия и Патапа (он же Хлопста) — представляю в лицо. Комбамовой владею практически в совершен¬стве (к интеллектуальному хапу за чашкой индейки вполне готова). Всё для того, чтобы за полтора часа переговоров выудить у государственного лидера «комбинатов» самое сокровенное: откуда есть пошла «Комба БАКХ»? Лучезарный Аполлон ответа не даёт. Он даёт послушать — новый комба-хит. И вопросов вдруг не остаётся: «Комба БАКХ» пошла из русской души. Она и есть Россия.

Серьёзнее мушкетёров

– Так когда же Алексей Логвинов превратился в Аполлона?
– Наверное, ещё в том детстве, которого не помню — музыка во мне жила изначально. А что касается имени, оно году в девяносто восьмом или девяносто девятом появилось. В клубе старшеклассников проходила ролевая игра, и нужно было срочно придумать себе прозвище. Смотрю: у кого-то в руках пачка «Союз Аполлон» — я так и назвался. Причём ещё цифру добавил зачем-то — Аполлон-13. Товарищи сразу же подхватили: «Аполлон! Аполлоша!». А теперь переживания время от времени возникают: именуюсь в честь античного божества — и я заложник этого имени.

– Зато история «Комбы» получается библейской: сначала было слово.
– Слово и кассеты: записи под маркой «Комбы» выходили до того, как образовался коллектив. То есть мы уже были «Комбой БАКХ», но группой ещё не были. Случается же, что дружат мальчишки и однажды договариваются: «А давайте будем мушкетёрами». Стараются жить по мушкетёрским заповедям... Поиграют полгода — и всё. И мы себе точно так же придумали «Комбу», но она оказалась намного серьёзнее мушкетёров. Не знаю, сколько лет прошло чисто студийной работы, но выпуске где-то на тридцать втором мы решили попробовать сыграть вживую. Примерно так это было: «Давай, Патап, ты будешь клавишником, Бинпол — басистом будешь, Квадрафилий давай на трубе, а я буду гитарку дёргать». Сперва очень буксовали, потому что не музыканты мы все.

– А завсегдатаи легендарной «Юльки» были убеждены в обратном.
– «Юлька» злачное было место! Мы там практиковались: товарищ Илюха Пик играл, а мы подыгрывали ему. Кстати, именно в кофейне появился Ваня-барабанщик — из музучилища парень, и мы впервые попробовали сыграть песни «Комбы». А выпуске на тридцать пятом пришло приглашение из Белгорода, от тамошних священников: очень они хотели нас услышать. Мы, естественно, начали готовиться: взяли парня на домру и бас, стали пробовать рэпачок — вот тогда и образовалась группа.

– Заодно с новой страной. Кто кого создавал: вы Россию или Россия вас?
– Конечно, странно звучит, но у меня такое ощущение, что я и есть Россия. Мы иногда говорим с товарищами об этом, и они соглашаются. Удивительно: несмотря на то что мы — супермаргиналы, у нас получается чувствовать то же, что чувствует большинство русских людей.

– Большинство русских сегодня поёт «О Боже, какой мужчина». А вы — «Душе моя», «Цена дружбы», «Города-герои».
– У нас с самого начала был неофициальный договор: про то, что я такая-растакая, а ты такой-растакой, не будем петь. Все покивали головами. Поэтому поём о социальной несправедливости и внутренних тараканах, на философские и исторические темы рассуждаем. И на религиозные тоже. У любого русского этого не отнять: сколько было гонений на церковь в советское время, сколько недовольства в ее адрес высказывается сегодня, но веру в народе всё равно сложно поколебать.

Светиться не надо. Чтобы не завидовали

– Раз уж заговорили о вере... Ваш отец — протоиерей Андрей Логвинов — какую роль играет в жизни «Комбы»?
– Для меня отец, во-первых, классик в поэзии. У нас самих ведь не поэзия — словоблудие и рифмоплётство. А во-вторых, критик, причём суровый. Когда батя делает замечания, это страшно. Потому что он не только профессионал и священник, но ещё и человек, который прекрасно чувствует, где правда, а где неправда. Его не провести.

– На фестивалях «Исповедь сердца» отец Андрей «Комбу БАКХ» всегда представляет с особой гордостью — правда?
– Может быть, бате приятно, что его сын с товарищами не просто барды, что «Комба» играет не сюси-пуси, а сильную музыку. Но насчёт гордости... Был у отца юбилей, и мы должны были спеть две песни на его стихи. Я чувствовал, как ожидание застыло в воздухе: «Сейчас сын...». И мы тогда страшно залажали. Текст, вроде, не забыли, но когда идёт лажа, рушится всё: гитарка не зазвучала... В общем, ожиданий не оправдали. Чем тут гордиться, не знаю.

– Как не гордиться: в столицах вас давно назвали лучом света в тьме современной музыки. Непонятно другое — почему «Комба» так мало «светится» в Костроме?
– Хотелось бы сказать, что в этом виновата наша скромность. Наверное, отчасти она и виновата. Или комплексы, или страх, или стеснение. А может, и то, и другое, и третье. Иногда, конечно, хочется, чтобы каждый костромской охранник услышал песню про охранников, и чтобы все костромичи, которые едут в поездах, услышали песню о людях в поездах. Но мама как-то давно сказала: светиться не надо. Чтобы не завидовали.

– Тем не менее вы даже в песнях афишируете собственную провинциальность.
– По-моему, провинциальность — это как раз афишировать свою московскость. Тем более что сейчас невыгодно быть москвичами. Даже само слово «москвич» в последнее время стало не очень одобрительным. Нам в этом смысле повезло: слово «Кострома» вызывает в людях только положительные эмоции.

– Получается, что самобытность «Комбы» — это самобытность костромская? К тому же вы Честнякова любите, Тарковского.
– Ради справедливости надо вспомнить, что в «Комбе» есть не только коренные костромичи, но и люди пришлые. Как я, например. Появился я здесь в пятом классе школы. И — с моим маргинальным мировоззрением — всегда подчёркивал: «Я не костромич». Что мне, кстати, и импонировало ужасно. Импонировало, что, когда захожу в транспорт или иду по улице, не смотрю в глаза окружающим. Что я другой. Но ведь и Честняков другой. Он был деревенским человеком, и в этом его особинка. Да и Тарковского костромским не назовёшь. Это фигура мирового масштаба, мыслящая категориями космическими. Мне приятно видеть его физиономию на стендах, где изображены костромские бренды, но ведь это притянуто.

– Так какая же ваша самобытность — комбовская?
– Пожалуй, это лучшее определение. Но насколько оно удобно другим...

И государи кивнули головой

– О других. В российском музыкальном пространстве вам сложно приживаться?
– Было бы сложно, если бы мы позиционировали себя как музыканты. Когда ты заявляешь: «Я джазмен!» — и пытаешься утвердиться среди джазистов, конкуренция огромная. Если хочешь утвердиться как рэпер и поставить себя в той среде, требования колоссальные. А мы же не музыканты.

– А кто?
– Конструкторское бюро какое-то. С одной стороны, в студийных работах — да, музыканты. Но с другой... Иногда приходится признавать, что мы колхоз самопальный. И это больно. Дома, бывает, кучу всего накрутишь, потом поставишь в машине. Молодец, настарался, но самодеятельность чувствуется. Вот если бы на крутой студии это всё отмастеринговать!

– Чтобы перед потомками не было стыдно? Вы же, наверное, для вечности творите.
– Да и не только перед ними. Попасть бы в рай, а там и Суворов, и Пушкин — и оба одобряют. И чтоб государи тоже кивнули головой благосклонно. В общем, те люди, которыми гордится вся Россия. Да и те, которыми гордятся немногие, потому что большинству они не удобны. Хотя бы Георгий Свиридов. Весь Советский Союз слушал его музыку перед началом программы «Время». А стали издавать дневники — и вырезали очень многое. Нам, к счастью, достался некупированный вариант — не знаю, где батя его взял. Знаете, какая там резкая критика в адрес Ельцина? Свиридов в пух и прах разносит систему, причём называя имена и фамилии.

– В Аполлоне, оказывается, не меньше протестности, чем в его музыке.
– Протестность — одно из колёс нашей машинки. Всё началось с панковского маргинализма, а сегодня продолжается в каких-то стёбных вещах. Простебать иногда бывает эффективнее, чем заявить в лоб.

– Против чего протестует «Комба»?
– Против самих себя в первую очередь. Я, например, иду выносить мусор и вижу, что на дороге его в три раза больше, чем в мешках. По идее, я, человек, живущий на своей земле и несущий за неё ответственность, должен надеть перчатки, взять мешок и убрать всё это. Но то ли стесняюсь, то ли комплексую — и ничего не делаю. Ничего не меняю. Ужасно стыдно.

– Почему «ничего не меняю»? Разве ваша музыка...
– Кто-то из великих сказал, что, если бы музыка меняла мир, мы бы уже давно жили в раю. Хотелось бы верить, что это справедливо. Но чаще всего мы не пытаемся изменить мир — мы пытаемся в нём разобраться. Назвать что-то своими именами.

– Пятьдесят четвёртый выпуск «Комбы БАКХ» в чём разбирается?
– Есть в новом выпуске песня про наших любимых людей — работников интеллектуального труда. Которые где-то в глуши, никому не известные, творят гениальные вещи. В Томске, например, не так давно придумали установку «Айс-200»: насыпаешь туда мусор — получаешь бензин, который стоит всего четыре копейки. И даже газ можно получить, представляете? Это же мечта человечества! А исполнили эту мечту простые томские инженеры, смущённо рассказывающие о своём открытии в камеру. Мы себя к этим людям, кстати, тоже причисляем. Это не скулёж. Просто в последнее время часто посещает мысль, то нас всё-таки раскопают лет через сорок-шестьдесят. После того, как мы помрём в забвении.

Фото из архива группы «Комба БАКХ»
Автор благодарит за помощь в организации интервью продюсера группы Анну Комиссарову

«Северная правда»
No 75, 18 сентября 2013 г.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
Комба БАКХ — Провинция
"Комба БАКХ" 2010
Tags: Комба БАКХ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments